Воскресенье о Судье

В пятое воскресенье Великого поста Церковь посредством слов Христа дает напутствие относительно образа нашей молитвы. Заповедь Свою Иисус разъяснил притчей о неправедном судье.


unjust judgeК одному судье, который Бога не боялся и людей не стыдился, ходила бедная вдова и постоянно просила его защитить ее от несправедливых требований ее соперника (то есть противника по судебному делу), но все ее просьбы были безуспешны. Наконец, судье надоели эти просьбы вдовы, и он исполнил их лишь для того, чтобы она не приходила больше докучать ему.


Окончив эту притчу, Иисус сказал: слышите, что говорит судья неправедный? Если он, будучи неправедным, все-таки защитил несчастную вдову, неотступно просившую у него защиты, то Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? Сказываю вам, что подаст им защиту вскоре (Лк. 18:6-8). Если неотступность просьб вдовы пробила заскорузлую совесть неправедного судьи и заставила его заступиться за обиженную, то возможно ли даже подумать, что Судья Праведный, Бог, не исполнит молений тех, которые могут считаться избранными Его, которые и мысли, и поступки свои согласуют с Его волей? Но Господь медлит иногда подавать просимое даже таким избранным, испытывая силу и крепость их веры; медлит, но все-таки подает.


Итак, не может быть никаких сомнений в том, что Бог как Судья Праведный исполнит Свое обещание и всегда будет подавать верующим просимое, хотя и не немедленно. Но можно ли быть уверенным, что эти верующие сохранят всегда надлежащую веру в Его слово? Сохранится ли в них эта вера до конца? В этом еще можно сомневаться. Но скорее праведные люди ослабеют в своей вере, чем Бог отступит от Своих обещаний.
Если нет места сомнениям, то неуместно и уныние. Верующий должен молиться, твердо верить в возможность получения просимого, своими делами сделаться достойным того, то есть стать как бы избранным, и никогда не унывать, если просимое не скоро дается. Сказываю вам, – говорит Христос, – что подаст им защиту вскоре.


Посредством притчи Спаситель наставляет верующих молиться, твердо верить, что получит просимое, и никогда не унывать, если Бог медлит с исполнением просьб. Священное Писание учит нас, что важнейшим делом христианской жизни является молитва. «Непрестанно молитесь», — говорит святой апостол Павел. Святые отцы Церкви учат быть постоянными и неотступными в своих молитвах.
Должно всегда молиться, сказал Христос. В дополнение же дал пояснение того, какая молитва может быть услышана и какая отвергнута, Иисус Христос сказывает теперь притчу о мытаре и фарисее, в которой увековечивает образ гордого в самообожании человека, который смело обращается к небу со своей самодовольной молитвой: «Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!»
«Сказываю вам, — пояснил Христос, — что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».


Молитва фарисея довольно пространна; мы этого не знаем, но, возможно, фарисей заходил в Храм ежедневно – и уж наверняка молился дома, так что здесь можно говорить о неплохих количественных показателях. Содержание его молитвы – прежде всего в благодарности Богу за собственную праведность. И это само по себе еще не плохо. Но дальше он выказывает презрение по отношению к своему соплеменнику, одновременно с ним зашедшему помолиться в Храм – к мытарю.


А как молился мытарь? Весьма коротко, без всякой позы, не сравнивая себя ни с кем и уж совершенно точно не считая себя лучше кого-либо. Сознавая перед Богом свои грехи, он просил лишь одного: милости и очищения. И, как видно из притчи, именно он вышел из Храма оправданным.
Итак, Господь поучает нас, что молитва должна быть настойчивой, неослабевающей, но вместе с тем смиренной и неосуждающей.