Ново-Нахичеванская и Российская епархия

Армянская Апостольская Церковь Санкт-Петербурга

Тел.: +7(812) 571-99-90 Адр.: Невский пр., 40-42

В дни героического сражения при Сардарапате священнослужители Армянской Апостольской Церкви были рядом с армянским народом на поле битвы

После победы в России Октябрьской революции русские войска покинули занятые в ходе Первой мировой войны области Западной Армении, оголив Кавказский фронт. Воспользовавшись этим, Турция решила не только возвратить себе Западную Армению, но и захватить Восточную Армению и всё Закавказье. Нарушив заключённое в декабре 1917 года Эрзинджанское перемирие, турецкие войска 10 февраля 1918 года перешли в наступление, до конца апреля заняв Эрзинджан, Эрзрум, Сарикамыш, Карс, а 15 мая — Александрополь (совр. Гюмри). 
Против стотысячной турецкой армии выступили не полностью укомплектованные 3 дивизии армянской армии, количество солдат в которых не превышало 20 тысяч. На помощь войску пришло народное ополчение - но и в этом случае численность армянской армии была значительно меньше. Во главе армии освобождения находился полковник Даниелбек Пирумян.
«Армяне, вперед! Решается судьба Отечества!» — этот призыв Пирумяна нашел широкий отклик среди всех слоев населения. В ополчение влились десятки тысяч рабочих, ремесленников, крестьян, вооруженных вилами, пиками, кинжалами. Был создан и женский батальон для помощи раненым, налажено снабжение войск водой и пищей.
В этот трудный и ответственный час рядом с армянским народом была и Церковь.
Когда 36 турецкая дивизия вторглась в Араратскую долину и захватила станцию «Аракс», находившуюся в 10 километрах от Сардарапата, через которую проходила железнодорожная линия Александрополь-Ереван, командир ереванского отряда армянских войск – генерал Силикян, в сопровождении будущего коменданта Еревана Шаххатуни прибыл в Эчмиадзин.

В целях безопасности, он предложил Католикосу Всех Армян Геворгу V переехать в Севанский монастырь. Католикос ответил резким отказом: «Если армянские войска не в состоянии защитить эту святыню, я сам сделаю это, даже если погибну на пороге этого тысячелетнего монастыря».

Армянский патриарх приказал день и ночь звонить в колокола, призывая народ к оружию. В присутствии людей, молясь, он поклялся даже при всеобщем отступлении остаться в Эчмиадзине и лично защищать Святой Престол.

Геворг V Суренянц обратился к народу:

«Армяне! Турки — наши извечные враги, захватили Константинополь и движутся в сторону сердца нашей страны, нашей веры. Они идут к Араратской долине.
Турки идут, сея жестокость и разрушения, и наши командиры не видят другого выхода, кроме бегства армянского патриарха. Они предлагают мне оставить Святой Эчмиадзин, наше святилище, последнюю надежду армянского народа.

Нет и нет! Тысячу раз нет! Я не покину Святой Престол, доставшийся нам от наших святых предков. Если армянский народ не может остановить продвижение врага, если не в состоянии спасти наши святыни, тогда я сам возьму в руки оружие и погибну на паперти храма, но не уйду.
А если это конец, почему не принять его с достоинством и мужеством, вместо того, чтобы пресмыкаться перед врагом, как жалкие рабы? Прошлые века нашей истории окрашены кровью мучеников. Этим не исчерпана наша кровь и сила. На протяжении многих веков армянский народ жил, борясь за свою идентичность. Так почему бы и сейчас не восстать всем народом против врага, жадного до нашей крови?»
Активным участником Сардарапатского сражения был епископ Гарегин Овсепян (в дальнейшем Гарегин I Овсепян – Католикос Великого Дома Киликийского). Он командовал пятым полком, состоящим из карабахских армян, который получил название «Смертники».
Симон Врацян сравнивал его с Гевондом Ереци: «Монах из Эчмиадзина ходил с одного места в другое и своими речами поднимал боевой дух войска. Повторяются исторические дни Вардананц…».
Многие армянские священники в эти дни вместо креста взяли в руки оружие.

В Баш-Апаранском сражении, отряды ополчения, организованные отцом Тачатом и отцом Ованесом, первыми предотвратили нападение турецких войск. Во время яростных боев обороны Баш-Апарана, до того, как ополченцы пришли на помощь, отряд отца Тачата (40-50 чел.) первым открыл огонь по авангарду турецких войск, предотвратив их продвижение к Еревану.
В Каракилисском сражении армянским вооруженным силам содействовали известные лидеры ополчения – архиепископ Месроп Тер-Мовсесян и священник села Дарпасотец Комитас Саргсян. Объединившись с жителями нескольких сел, они организовали мощное сопротивление врагу.