Чего не достает нам, гражданам современной России? Любви к ней. Любви, проявленной в каждодневных делах, бытовых мелочах, решимости жить так, а не иначе. Коллективной гордости за прошедший путь, искренней радости за то, что он не похож ни на один другой. И оттого – не прекращающийся и болезненный поиск рецептов благополучия не только там, где можно, но и там, где глупо. Мы не любим Россию до той степени, чтобы желать построить ее собственное счастье (как бы относительно ни было это понятие в жизни), а не предлагать чуждые ее содержанию формы. А это значит, мы не хотим жить своей собственной жизнью, а лишь той, которая нам нравится по внешним признакам и поверхностным проявлениям.
Можно и нужно жить в новом и лучшем доме, но надо сначала его выстроить и только потом поселиться в нем. Однажды, в 1991-м мы уже разрушили свой дом, ничего не построив замен. Пока же необходимо укреплять тот, что есть, и не обрекать себя на междомье. Это не значит, что нас должно устраивать любое политическое устройство, – сейчас все начитанные и интеллигентные люди вспомнили слова апостола Павла о том, что следует уважать власти и что всякая власть от Бога. Эти слова откровенно раздражают многих. Но они сказаны, и хотелось бы попробовать раскрыть их смысл. Представители власти должны быть «священниками Божьими», тогда их следует принимать. Подчиняться власти следует не из страха, а по совести. Иными словами, то, что противоречит совести, мы вправе не принимать. Государство может стать нравственной величиной, но это не самоочевидно. И мы мало знаем таких периодов в истории государств в любые эпохи. Государство обладает (все же!) божественным истоком власти, но восхвалять это безнравственно. Это можно оправдать, только доказав. Государство не может заменить собой Бога. Место Бога в человеческой душе остается не занятым. Бог желает быть познанным как победитель существующей несправедливости. Он зовет нас в соратники, а не в судьи. Мы должны стать единым целым с Ним и действовать в этой цельности. Истинная революция лишь от Бога, она заповедана нам Богом – любить друг друга. Революция – это великая возможность желать то, чего желает Бог, делать то, что делает Бог. Это значит любить здесь и сейчас, жить надеждой грядущего мира, где революция и порядок будут едины. Любовь есть величайшая позитивная возможность, потому что в ней проявляется революционный смысл всей этики, ибо в ней речь действительно идет об отрицании и разрушении всего существующего. А кто не любит здесь и сейчас, тот не любит вообще. Любовь и иерархия: первая имеет основание в Боге, вторая – в мироздании. И если вторая упразднится, то первая пребудет с нами вечно.
Хочу прямо сказать и о том, что понятия славянофильство и западничество для меня вторичны, а первична любовь к родине в любом качестве и состоянии. Родина выше идеологии. Что мешает объединиться правым и левым, единороссам и коммунистам, и всем со всеми, если они по-настоящему любят Отечество? Ничего! Так почему они этого не делают? Извечный вопрос, разбивающийся вдребезги о гордыню, поскольку все вокруг ценят свои убеждения больше, чем Истину, обуяны безбожной страстью самоутверждения и в действительности желают утвердить свою гордыню как правду для всех. Вокруг царит дух авантюризма, прикрывающегося титанизмом: все знают, как «спасти народ», и твердят, что готовы на заклание ради него. Не страшно самоутверждаться – страшно это делать любой ценой.
Много лет я вслушиваюсь в фанатичные речи о необходимости демократии. И вот что думаю, когда говорят о том, что она есть движение к свободе. Разве движение к свободе не должно осуществляться свободно? Так почему же ее так настойчиво рекомендуют (откровенно в принудительном порядке), не оставляя права на выбор. Что-то тут не так. В основе демократического мышления лежат простые библейские истины, и мы видим несомненные социальные достижения такого общества. Но все чаще истины эти трактуются искаженно – в интересах малой части человеческого сообщества. И потому процесс этот все больше напоминает распространение сектантской идеологии. Свободу не навязывают, она познается в любви и с любовью, к ней приходят смиренно и навсегда. С ней живут и в радости, и в горе. Ее зовут любовью и ставят превыше всего.
Так стоит ли экспериментировать над Родиной, над общей судьбой, над собственным предназначением, наконец. Не лучше ли беречь, как зеницу ока, все благодатное в своей истории, собирать все лучшее, перерабатывать одно в другое, шаг за шагом терпеливо осуществлять этот синтез? И всеобщее станет единым, жизнь исполнится любви, и согласуются все противоречия.
Хочу подчеркнуть, я не первопроходец в том, что излагаю, новаторства не ищу и не держусь за то, что написал. Все важное выстрадано и сказано давно, сформулировано на века: Единство – в главном, Свобода – во второстепенном, Любовь – во всем.
И этот путь надежнее, чем потуги любых идеологий лежащего во зле мира. Вот единственно спасительный вектор, по которому призван развиваться человек, любое общество и весь мир. Лучше кропотливая эволюция, чем скачкообразные рывки, рано или поздно приводящие в тупик. Эволюция есть становление жизни. Творец жизни и есть Бог эволюции. Такая вера не противоречит разуму, она его совершенствует. Понять и принять это – значит наполнить жизнь смыслом и увидеть цель истории. Родина есть форма, мы – ее содержание. Любит Родину тот, кто несет свою часть тяжести национального креста, кто желает Родине нравственного совершенства и сам как часть ее полон решимости идти таким путем. Право учить Родину (тем более судить) имеют лишь те, кто вместе с ней восходили на голгофу (на сегодняшних площадях много ли таких людей?). Не любить родину – значит не любить себя, «она живет любовью и умирает от недостатка ее», – кажется так, выразился один из бесстрашных сынов своей Родины.
Человек – феномен не зообиологический, но феномен духовный. И потому чем бы он ни занимался в жизни, ко всему обязан подходить нравственно и ориентироваться на нравственность. Любовь, а не властолюбие и не гедонизм есть жизнь истинная. Это возможно, и это не напрасно. На сердце приходит молитва: «Обнови нас, Господи силой Твоей, если нужно – страхом Твоим, если возможно – любовью Твоей».


Председатель Санкт-Петербургской

Региональной Армянской Национально–Культурной автономии.

Староста Армянской Апостольской Церкви Санкт-Петербурга.

Мкртчян Карен Ромикович