Ново-Нахичеванская и Российская епархия

Армянская Апостольская Церковь Санкт-Петербурга

Тел.: +7(812) 571-99-90 Адр.: Невский пр., 40-42

Верую и исповедую

Карен Мкртчян

Бедное сердце... Ты не вмещаешь Великую Любовь. Тайна Ее ускользает неумолимо, следом накрывает печаль... Пусть же в Ней согревает тебя Надежда! Не мечта, не фантазия, а укорененная в Боге и оттуда исходящая Надежда. В ненадежном времени века сего она соединяет Веру с Вечностью, верующего с Любовью, дает настоящему увидеть цель и раскрывает смысл жизни. Движение Надежды происходит в глубинах человеческой души, в собственном внутреннем пространстве. Она есть усилие ума, усилие воли и движется к тому, что любит. Она есть напряжение, свойственное чистым сердцам, на всех путях своих не удовлетворяющимися тем, что видят, не насыщающимися тем, что имеют. Их Надежда упорядочена, направлена, она раз и навсегда ориентирована на Бога. В этом нет никакого принуждения. Это свободная, естественная ориентация души на своего Создателя. Души, которая несмотря ни на что, жаждет безграничности, стремится раствориться в Любви, имеющей бесконечное число измерений. В Любви, «превосходящей самое себя». Так искать Любовь – значит уже найти Ее!

Наша любовь – «должник любви», которой Бог первым возлюбил нас Она – наш ответ на эту любовь. Самой человеческой природе присуще движение возвращения к Богу. человек не может искать то, чего не терял, и потому обречен искать то главное, что когда-то было им утрачено. Любовь по своей природе есть стремление к Богу, но человек, точнее грех, в нем живущий, может склонить Ее к материальным благам нашего мира и предложить их как нечто достаточное и окончательное для жизни здесь и сейчас. И, казалось бы, радость должна достигнуть своей полноты, ненасытное желание – достатка, неутолимая пытливость – покоя и, наконец, человек – счастья. Но наступает обратное. Между Богом и человеком разверзается пропасть. Можно сформулировать иначе – возводится стена. Человек уже не видит /даже «через тусклое стекло»/ и не чувствует необходимости в своем Творце. Я твердо убежден – есть два пути. Или к Богу, или от Него. Удаляясь от Бога, человек обрекает себя на обман и саморазрушение. Вместо Бога – природа. Вместо Любви – эрос. Вместо Веры – наука. Вместо Надежды – потребление без конца и края. Человек уже не считает справедливым и необходимым полюбить Того, кто Первый Возлюбил, кто наделил его дарами и способностями.

В напряжении между нуждами тела и устремлениями духа человек становится неблагодарным, обрекая себя на тщетный поиск и неудовлетворенность. Не сумев соединить воедино дух и тело, душу и сердце, он целиком и полностью вынужден служить вещам тленным, но самозабвенно любимым. Он искал свободы, а попал под иго неслыханного рабства – столикой, беспокойной гордыни и неутолимых страстей. Из-за них человек как будто согнулся, потеряв свою прямоту, свою вертикальность как направленность к Богу, утратив свое богоподобие. Ибо все мы помним и знаем, что человек – есть образ и подобие Божие! Образ дается нам в дар, а подобие мы призваны стяжать сами. В человеке утвердилась любовь, искаженная себялюбием. Он будто остановился и отказывается от восхождения к Любви совершенной, раздражен любым напоминанием о Ней.
Внимательно всматриваясь во все, сотворенное Богом: в нашу Вселенную и миллиарды Вселенных – мы понимаем, сколь совершенно это Творение, в нем невозможно что-либо прибавить или убавить. Все содержание его, вся грандиозная картина, которая разворачивается перед нами, свидетельствует о руке Создателя Гармонии и Порядка. Но не закончена летопись человеческой души... И кажется, что Господь пожелал дописать ее в соавторстве с нами. Ее продолжение – тайна, но важно верить, что завершение этой летописи зависит и от нашего решения – быть или не быть с Ним, принять или не принять Благодать.

В центре нашего драматического мира стоит Церковь Христова, в тревоге призывающая вспомнить своего Творца, переосмыслить свою жизнь, изменить ее направление.

Современного человека особенно настораживает голос Церкви, бщности людей, любящих своего Спасителя, общности, в которой возвещается Царство Божие. Именно возвещается! Когда мы пытаемся на грешной земле «строить» это Царство – ничего хорошего не получается. Христос послал Своих учеников прежде всего возвещать Царство Божие, а не созидать Его здесь. «Оно – внутри вас», – говорит нам Иисус. Царство Божие уже пришло, если оно проникает в наши души и заполняет нашу жизнь. Оно – сила Любви Божией, обитающая в наших сердцах. Этого довольно, чтобы соединить свою волю с Царством Бога, радостно обладать вечными благами и избавиться от зла. Содержание Евангелия дошло до нас, если мы поверили, что призваны быть сынами Божьими. Это не случается сразу и просто так. Необходимо встать на путь истинного христианского совершенствования и запастись всем необходимым. Как писал Лоренцо Скуполи /1530–1610/, автор книги «Брань духовная», известной как «Невидимая брань» Никодима Святогорца, необходимы: «...1) недоверенность к самому себе; 2) надежда на Бога; 3) дела; 4) молитва. Все это в совокупности «помогает устранить из души беспорядочные привязанности и приводит ее к глубокому единению с Богом, выполняя во всем святую волю Его. Духовная жизнь – это война, брань, ведущая к победе, то есть к совершенству».

Христианство – не способ успокоения встревоженной совести, но – вера в Любовь, как в высшую ценность. Христос – Истина, а не догма. Христианство – глубочайший риск и священный долг идти к этой Истине каждый день жизни, и каждому – в меру своих сил.

Почему я пишу о риске?! Потому что многие не хотят на него решиться. Мы идем в церковь заключить договор, цель которого – получить покой и умиротворение. Идем раствориться в прекрасной музыке, забыться в таинственных молитвах, получить гарантии земного благополучия, освободиться от постоянного преследования боли и страдания. Но «...любовь – это чувство, а не договор: она ничего не приобретает и сама не приобретается по соглашению, действует добровольно и всему придает характер добровольности».

Религия – не магия, спасающая от греха, и не попытка спрятать его в дальнем углу человеческой души. Она – не радость гармонии и не легкость бытия. Ее нельзя рекомендовать людям, ищущим покой и благодушие. Она вскрывает грех и противопоставляет человека самому себе: такого, какой ты есть – такому, каким ты должен быть. Это – точка разрыва с привычным ходом вещей, и битва с самоуспокоенностью. Религия - бремя, которое невозможно сбросить, путь, который невозможно не пройти. Почему? Потому что Бог через все это ведет нас к Себе. С Ним трагически тяжело, но без него – бессмысленно и обреченно. Кого хоть когда-нибудь коснулся луч Любви Божией, тот не сможет сделать вид, что этого с ним не было. В конце концов /с Его же помощью/ человек пойдет на этот глубочайший риск – переориентировать свою жизнь на Него. Это невозможно, если мы имеем сердца «теплохладные». Если всю жизнь знаем о нравственном выборе, но так и не решаемся его сделать. Если всю жизнь слышим о Вечном, но не принимаем это всерьез. Добро, не воплощенное в дела есть всего лишь доброе пожелание и не стоит ничего. Добро реализованное /в меру собственных сил/ – норма. И норма эта есть задание, полученное человеком от Бога.

Есть еще одно /на самом деле их множество/ заблуждение, имеющее с христианством мало общего. Это человеческая жажда чуда, склонность к чудоискательству. Возможно это – неизжитое язычество в нас, возможно – маловерие и многочисленные проявления его. Каких чудес нам еще ждать, ведь чудо уже произошло! Единый и Неделимый Дух воплотился! Бессмертный и Неприступный, Он отдал себя в жертву. Человеческая плоть воскресла, открыв новую реальность...

Смысл всех обрядов и таинств в том, чтобы Церковь стала местом веры, исповедания и покаяния. Церковь – осуществление дела Божьего на земле, но не замена собой этого дела. Господь свободен от всего сотворенного, в том числе и от нас. Он волен дать Себя найти там, где не искали Его... И открывается тем, кто не спрашивал о Нем, – так говорит Ветхий Завет /Второзаконие/. Для нас, людей, безопаснее смиренно склониться перед Тайной Божией, а не быть беспокойными чудоискателями, или, что еще хуже, изображать самодовольных представителей высшей религии. Разве верующий человек и вся община не должны пожертвовать всем своим ради самодвижения Бога? Не это ли есть подлинное смирение – вслушиваться в Бога и покоряться воле Его? Смирение – это сознание собственной немощи, и отсюда – исходящая молитва о милосердии Божьем и прощении грехов. Это состояние души, открывшей в себе духовность. Духовность есть решимость следовать Духу Божьему, который есть Любовь. Вера – ответ человека на самооткровение этого Духа, и верность Его торжеству. Дух и Вера есть чистое начало и сердцевина религии, которая в свою очередь является формой их выражения в человеческой истории. Они призваны примерить всех со всеми, и всех объединить с Богом. Если Дух и Вера охладевают, то религия выступает как разъединяющая сила в этом мире, воспринимается Богом как гордыня, отвергается человечеством как НЕ истина. Религия – Путь, но не дом. Она призвана склониться перед Богом как перед неведомой и неописуемой тайной, протянувшей нам руку и обратившей к нам голос. Иначе религия сама может стать идолом, то есть лжебогом.
Религия – наивысшая возможность для всех человеческих пределов, она же – и предел для всех человеческих возможностей. Все наше знание о Боге есть знание на расстоянии. Если потерять чувство дистанции, то все наши «благочестивые» попытки обратятся в болезнь и трагедию человеческого духа.
Слышит ли человек голос Церкви? Пытается ли прояснить для себя Ее суть? Или все это ему уже неинтересно? Быть может он вынес свой неглубокомысленный приговор Ей, а по сути самому себе? Мудрость человеческая, влюбленная в самое себя - это гордыня, которая ничего Иного не различает, и становится проклятьем для себя самой.
Церковь – не анахронизм и не убежище для фарисеев, но место предстояния времени и всего временного перед Вечностью. Она – «столп и утверждение Истины». Дух Святой живет в Церкви вопреки всему, что Ему противостоит. (Еще Бл. Августин писал: «...в церкви идет противление церкви...») Человек в церкви призван искать Истину и участвовать в ее бытии. Это не значит отвернуться и бежать от мира. Это значит видеть мир как он есть. Жизнь в Боге и с Богом – единственная и подлинная возможность прояснить для себя смысл жизни и ответственности ее. Без этого отдельный человек и все человечество обречены на бесцельное блуждание. Несмотря на кажущийся успех и времена относительного покоя, хаос и распад ждут все созданное человеком. Уход из церкви сопоставим с уходом из жизни, и потому нельзя уйти, – некуда! Наивысшая целесообразность человеческой жизни состоит в решимости искать смысл нашего мира, нашего «я» в этом мире. Дальше начинается Таинство. Творение вступает в диалог со своим Творцом... Между Божьей Благодатью и человеческим грехом нет середины, нет никакого нейтрального положения, ибо между жизнью и смертью ничего третьего нет. И потому слова Терезы Калькуттской обращены к нам всем: «Святость – это не роскошь для немногих. Это простая обязанность твоя и моя».

В глубине покоя твоего, Господи, я сознаю себя цельным существом, то есть исцеленным... Пусть это секунды, но они освещают всю жизнь... Как странно о себе лгут слова... Сегодня слово «исцелиться» имеет сугубо медицинское значение, а в древности это означало стать цельным, войти в единство с Богом.
Всю свою сознательную жизнь я думаю о том, что значит быть христианином. Наверное, это значит идти за Христом в меру своих сил. Когда Христос живет в сердце, и через тебя любит мир. Когда благовествуешь, а не утверждаешь то или иное христианство, не устаешь искать Истину и молитвенно склоняешься пред Тайной Ее, а не мнишь себя обладателем и носителем этой Тайны. Тогда покаяние становится доя нас надежным основанием против любых форм проявлений человеческой гордыни. В зависимости от того, насколько ясно проступает в нашей жизни Христос, изменяется нравственное содержание человека и целых народов.
Что помогает нам жить по-христиански? Сам Бог! Всем нам Он дает память о краткости человеческой жизни и знание о реальности смерти. Он вселяет веру в победу вечности, предлагает чистые помыслы и помогает обращать их в добрые дела на земле.

Жить с Богом – значит находиться в состоянии постоянного кризиса, но и детской радости, что все будет в конце концов хорошо. Жизнь не будет умирать, а умершее вновь оживет.

Кто-нибудь или что-нибудь в мире дают ли нам такую надежду? Вера и Надежда могут быть рассмотрены нами как созерцание Вечности вне времени и пространства. Любовь же есть сама Вечность и присутствие Ее в нашей жизни и делах. Соединившись с Любовью, Вера и Надежда достигают полноты, и возникает триединый христианский путь. Рождается реальное время, то есть время для Бога и с Богом, очищенное от «самопротиворечивой конечности», пустоты и движения в никуда, несмотря на мнимые удобства и комфорт. Любовь проявляется в решимости Веры и живет в силе Надежды. Она – единственная спасительная цель жизни, единственный путь к этой цели и наилучший принцип всех наших действий. Любовь – «познанная Истина». Только в Ней возможно примирить, согласовать все противоречия, то есть «трудносогласуемое мыслить в единстве», предпочесть личность – индивидуальности и, таким образом, возвыситься над любыми ограничениями: национальными, конфессиональными и т.д. Исполниться Любви, отталкиваться от Любви, прорываться к Любви, преодолевая время и пространство, – вот доказательства нашей верности Богу. Все это делает возможным повсюду искать и во всем находить Его. Вот смысл жизни, цель истории, вершина прогресса и конец эволюции. Царство Любви и Мира не является утопией. Без Него весь культурный прогресс, вместе с ним и научно-технический, не способен дать по-настоящему подлинного и спасительного внутреннему миру человека. Без веры в торжество Его невозможно сформировать хорошего человека, а значит и устойчивого добропорядочного общества. Только человек созерцательный и деятельный живет в единстве христианской экзистенции: Вере, Надежде и Любви. Так молитва проверяется действием, дело одухотворяется молитвой, преодолевается трагедийность, которую человек воспринимает как разрыв между идеальным и реальным. Вера воплощается в жизнь, история наполняется смыслом, личность исцеляется, и действует из этой цельности. На этих путях долг и совершенство находятся в максимально возможных пропорциях. Именно так человек обретает Путь и познает в Пути. Именно это и есть прогресс, понимаемый как решительный шаг вперед. Вперед ко Христу!
Между объективной историей и субъективной верой возвышается Любовь Божия. Жизнь Христа среди людей – самое совершенное выражение этой Любви. Поэтому для нас Христос – имя Божие и пример Совершенства. Но становится больно, когда видишь как много среди нас «номинальных» христиан и как мало христолюбцев, много «обрядной праведности» и мало святости, как много вокруг воинствующей веры /веры, обращенной НЕ ко Христу/, и как мало веры живой, любящей...

В Своей Жизни и в Евангелии Иисус соединил любовь к Богу и любовь к ближнему, и с тех пор любовь к ближнему – это единственно возможное проявление живой, смиренной любви к Богу. Ближний – «другой», данный нам как великая загадка, до конца не разгаданная. Но ведь и Бог не познаваем и не описуем в полной мере. В личности «другого» мы встречаем Тайну Божию, и отсюда очевидность уважения к ней. Из этого следует также и то, что ближний – это каждый человек, кто встретился тебе сегодня и в каждый день твоей жизни. Это не родственник и не человек, который отличается от других приятными нам качествами. Это – подобно нам стоящий пред Богом. И если мы все обращены к Нему, то что может быть ближе мысли о том, что все мы – братья и сестры. Строго говоря, христианин не знает слова «враг». Ибо враг – это неразгаданный, а значит непознанный ближний, «другой». Все это кажется выше человеческого понимания... Но все Божественное – выше человеческого «Да» и «Нет» и ждет нашего приятия! Мы не должны покоряться своей природе и не должны бежать от нее. Мы призваны склонить ее к добру, чтобы Господь преобразил ее. Наш злейший враг – мы сами, когда отворачиваемся от Бога, когда человеческое «Я» превышает в нас милосердие.
Любовь собирает воедино то, чего разум сделать не может. Вера, Надежда и Любовь не противоречат разуму, а совершенствуют его. Они в ближнем ищут Единого, служат Единому, всегда имееют ввиду Единого.

Будь же со мной, Господи, чтобы Смерть перестала быть моей Реальностью! Помоги соединить мое сердце с Твоим! Или Жизнь с Тобою, Господи, или существование без Тебя! Помоги мне выбрать Жизнь! ВЕРУЮ И ИСПОВЕДУЮ, ЧТО ТЫ ЕСТЬ ПУТЬ К НЕЙ. ТЫ ЕСТЬ ИСТИНА ЕЕ!