Житие Святых Армянской Апостольской Церкви

Житие и память блаженного св. Григора Татеваци, ученика великого вартапета армянского св. Ованеса Воротнеци

Преисполненный неизреченной милостью Духа, святой и блаженный вардапет Григор был сыном благочестивых родителей. Отец его по имени Саргис происходил из Каджберуника, из города Арчеша, а мать была из селения Парби. Из-за гнета неверных они перебрались в Сюник и поселились в области Вайоц-дзор. [Мать его], заимев детей, [со временем] перестала рожать. Но дети отошли к Богу, и они остались бездетными. Тогда, возложив свои упования и надежду на Бога и взяв себе в заступники Григора Лусаворича нашего, они с молитвами и смиренными мольбами обратились к Всевышнему и просили подарить им чадо. Слышащий же молитвы и исполняющий просьбы Господь наш Иисус Христос, который исполняет желание имеющих страх Божий, внял молитвам своих рабов и по ходатайству Григора Лусаворича дал им сына.

armenia 69И вот однажды блаженная мать святого увидела во сне державшего в руках погасшую лампаду св. Лусаворича, который сказал ей: «Бог услышал молитвы твои и по заступничеству моему дал тебе доброго сына. Возьми эту лампаду и держи при себе. Ибо дитя, которое родится у тебя, зажжет сию потухшую лампаду истинной веры». Проснувшись, она в страхе вознесла хвалу Богу и с радостью поведала своему мужу о видении. Они были [удивлены] и не могли понять, кем же должен стать ребенок и каким образом он зажжет светильник. И мать зачала. Когда же наступило время разрешения [от бремени], родилось исполненное благодати дитя, которого при крещении назвали Григором. Как только ему исполнилось семь лет, [они] стали его обучать Св. Писанию. [Учеба] длилась семь лет. С каждым годом в нем все более проявлялся Божий дар. Он совершил множество чудес в детстве, о чем записано в его полной истории.

К четырнадцати годам отрок Григор, на которого снизошел Божий дух, отличался столь высоким и плодоносящим умом, что к нему за пояснениями [книг] Св. Писания обращались даже вардапеты, и он давал им ответы прекрасными толкованиями.

И случилось как-то быть им в городе Тифлисе. Там он встретился с великим армянским вардапетом, учеником великого Есаи. Увидев отрока, с горячей любовью изучавшего Божественное Писание, св. Ованес [Воротнеци] взял его к себе в ученики. [И с тех пор] на протяжении двадцати восьми лет он как наставник воспитывал и обучал его. Он повез его с собой в город Иерусалим, где ступал Господь, и там возвел его в чин безбрачного священника, [после чего Григор] еще более исполнился благодати Святого духа. И прибыв в область Екелеац, что в Ерзнка, [Воротнеци], вручил ему вардапетский посох. Оттуда божественный вардапет Ованес со своими учениками возвратился в свою область.

Вокруг него собралось множество вардапетов для просвещения народа армянского. Ибо знаниями своими он превзошел ученейших людей всех народов. Блаженный великий вардапет Ованес в 807 г. нашего летосчисления [1358 г.] поручил вардапету Григору толкование Божественных сочинений, соответствующее вардапетской степени, дабы дать ему право, власть и посох архимандрита. В тот же год он захворал и понял, что должен переселиться в неизреченный свет. Тогда он призвал к себе своих учеников и благословил их духовным и Божественным благословением. Григора же поставил над всеми учителем и поручил ему свою паству, а его соученика Ованеса Арчишеци велел посвятить в высший вардапетский сан и отправить в его край. После этого святой и блаженный вардапет Ованес Воротнеци отошел ко Христу. Да будет благословенна его память. После его смерти с согласия всех на вардапетскую кафедру возвели великого Григора, приводившего в изумление ангелов непостижимым подвижничеством, совершенной мудростью и неиссякаемым наставничеством.

У учителя были две школы в Еринджаке, и два года преподавал он, занимая [там] вардапетскую кафедру. Но затем со своими учениками отправился в св. обитель, в прославленный и благодатный престол апостола Евстафия во владении Орбелянов, к армянскому князю Смбату, сыну Иванэ и внуку Буртела. Здесь он также набрал множество учеников и просвещал народ наш истинной верой. Правильным наставлением и поучением он раскрывал труднопостижимые мысли книг Св. Писания. Ибо светлой мыслью и крыльями Всесвятого Духа взлетал и возносился он к духовному саду и Божественным сочинениям, по данной ему милости Божьей выявляя глубины сокрытого. И точно пчела, летающая над многоразличными цветами в далеких краях и приносящая сладкий нектар и целебное зелье, святой вардапет Григор Татеваци Божественной мыслью проникал в Ветхий и Новый [Заветы] и собирал Божественное. Отделяя также полезное из внешних наук, он сплел светлые венцы и возложил на головы отроков церкви как крепкий щит против иноверцев. Постоянно получая его от Христа, он неустанно обучал и просвещал Армянскую церковь. Точно сияющее полуденное солнце, сверкал он тысячами лучей. К нему приходили греческие и латинские риторы, слушали его речи, преисполненные беспредельных знаний, которые, как неиссякаемый источник, лились из его уст. Мудролюбы поражались и дивились этому. Ибо мудрость его была совершенна, а знания – необозримы.

Во время проповеди Григор приводил всех в восхищение своей сообразной речью и ораторским искусством. Он обладал мыслью Иоанна Евангелиста; взлетая, возносился к небу и святой душой своей обозревал заповеданное первопророками – и Слово Господнее св. Евангелия, и блаженных апостолов, и первых св. богословов. Он написал множество сочинений для церкви, сиречь: «Великое вопрошение», толкование сочинений Аристотеля – «Категорий», «Периармевиаса» (Об истолковании), «О добродетели», «Введения», [а также] толкование «Книг ученых бесед», выборочное толкование псалмов, выборочное толкование «Притчей», «Песни песней», «[Книги] Премудростей», «[Книги] Еклесоиаста», «Летний том», «Зимний том», Толкование «Книги Иова», выборочное толкование Евангелия от Иоанна, толкование сочинений Аристакеса и [Искусства] письма Георга, толкование книги «К тем», «Малого вопрошения Георга», выборочное [толкование] Евангелия от Матфея, выборочное [толкование Книги] Исайи, «Книгу Златочрев» и сочинение «О правилах посвящения в сан архимандрита». Он написал также множество других сочинений, о которых мы здесь не упомянули, но по которым учатся по сей день и проповедуют по ним вардапеты церкви. Его называют вторым Иоанном Златоустом и Григорием Богословом за то, что он, видя нашу слепоту, поучал всенародно. И даже старца, сидящего рядом, он мог одарить хлебом или яблоком.

Блаженны видевшие и слышавшие его. Вид его был грозен и прекрасен. Он строго постился и любил святость, имел благообразное лицо, слезообильные глаза и высокий рост и был так великолепен и столь [щедро] одарен милостями, что [ученики] сравнивали своего вардапета с Господом нашим Иисусом Христом.

Великий и всеармянский учитель Григор был исполнен светозарного дара Св. Духа. Он стал вторым просветителем армян и совершеннейшим богословом над всеми мудрецами, древними и новыми вардапетами. У него было много учеников, имена которых: Мхитар из Татева, Ованес из Ехегнаванка, Галуст из Сюникского селения Вахнду, Акоп Бостаци, Григор Араратеан, Григор и Маттеос, [оба] родом из Джуги, Закария Астапатци, Егия Мецопеци, Ованес из монастыря Ваганщ, Унэн из Шемахи, Ованес из Капана. И трое из его учеников были из других краев: Маттеос Ухеци из св. обители Гандзасар, Мкртич из Пайтакарана и Степанос из Гахавежа. [При нем находилось] также множество священников числом более пятидесяти человек. Он начал обучать их сочинениям внешних философов и с совершенной мудростью раскрывал скрытый смысл сокровищ. И приводил всех в большее изумление, чем эллинские философы. А затем [разобрал с ними] четырнадцать посланий апостола Павла и «К тем» Григория Богослова.

Настоятелем св. престола апостола Еветафия был кроткий, избранный уже во чреве св. епископ владыка Аракел, вардапет и великий философ, племянник великого армянского вардапета. Он обладал божественной мыслью и почитал все добродетели. И двенадцать [святых] братьев, ученики великого Саргиса, после смерти своего вардапета отправились учиться к великому вардапету Григору. Вот их имена: Акоп, Маргарэ, Ованес, Мкртич, Карапет, Мелкисет, Саргис, Маттеос, Карапет и Тума. И он целый год утешал их Божественным Писанием.

Но затем учитель Григор из-за гонений неверных покинул Сюникскую область и, взяв с собой всех своих учеников и вардапетов, отправился в Арчешскую область. Он поселился в богоугодном св. Мецопском монастыре у смиренного и проповедовавшего Слово Божье блаженного мужа Божьего вардапета Ованеса. Вардапет Ованес со всеми своими учениками вышел встречать [духовного] отца своего и, сопроводив его в свою пустынь, дал ему с учениками отдохновение от многотрудного [пути]. В сей год было завершено строительство церкви Св. Богородицы, начатое в 851 [1402] и законченное через семь лет, в 858 году [1409], во славу Христа, Бога нашего. И когда туда прибыл великий учитель Григор, слава его разнеслась по всей стране.

Многие вардапеты и монахи собрались вокруг него, как апостолы вокруг Христа. Он начал наставлять и просвещать Божественным учениям, как спаситель наш Иисус, который, восседая на Масличной горе, [просвещал] апостолов учением о блаженной {жизни]. А св. вардапет Ованес, преисполненный неизреченной радости, ликовал и пекся обо всем необходимом. И, [обращаясь с молитвой] к Христу, говорил: «Господь мой Иисус, я почтил твою мать, ты же почтил меня вместе с вардапетами и духовными отцами моими, писцами и истинными учениками-подвижниками. И в день освящения храма твоей матери послал их [мне]. Чем отплатить тебе за это? Ничего нет у меня, бедняка. Мы можем лишь благословить и восхвалить Всесвятую Троицу и Мать Единородного за то, что ты удостоил меня увидеть завершенным строительство церкви». А блаженному вардапету Григору в Мецопском монастыре ночью было во сне видение, будто перед св. Григором положили трех мертвецов, обернутых в саван и окованных по рукам и ногам нерасторжимыми цепями. И он, обратившись к ним, сказал: «Кто вы такие? И почему вы в оковах?» И они ответили: «Мы осужденные и отлученные католикосы-раскольники. Молим тебя во имя любви Христовой, вели снять с нас проклятие великого католикоса, наследника [престола] Григора Лусаворича». Проснувшись, он стал горькими слезами оплакивать их отлучение, затем послал приветственное письмо католикосу Акопу, и тот созвал большой собор вардапетов и снял с них проклятие. И великий вардапет Григор благословил соученика своего Ованеса со всеми питомцами. А через несколько дней, взяв своих учеников, он отправился преподавать из области в область по стране армянской. К нему присоединился вардапет Ованес со своими учениками.

Многих из раскольников он обратил к истинной вере, следуя в истолковании Ветхого и Нового Божественного Писания первым святым отцам-богословам. С помощью внешнего философского искусства он заткнул рот еретикам. И они, вновь став на путь истинный, пали в ноги учителю Григору и молили его об отпущении грехов и прощении. Он написал письмо католикосу, и тот снял с них проклятие. [Григор] проповедовал также среди иноплеменных и приводил им множество свидетельств из арабских сочинений, в которых ясно говорилось, что Христос – истинный Бог, и многие уверовали в Христа и были крещены. На протяжении всей своей жизни он проповедовал неверным Евангелие Христово, [доказывая], что [вера их] лжива и обманчива, и всегда неустрашимо и смело осуждал их. Но никто из неверных не осмеливался дотронуться до него хотя бы пальцем – ни князья, ни подданные. Ибо они воочию видели чудесные знамения, творимые через него Богом.

Возложением руки он лечил хворых, чтением Евангелия в тот же час именем Христа исцелял страдающих от разных дурных болезней и изгонял бесов. Он безбоязненно излечивал не только христиан, но и неверных. И все неверные любили его и называли святым. И испытывали трепет перед его внушительным видом. Ибо, будучи живым, он умерщвлял плоть свою постами и молитвами и был украшен всеми чистыми добродетелями.

Нательной и верхней одеждой ему, как и его ученикам, служила власяница, подпоясанная веревкой. Они не стяжали ни серебра, ни золота. И никто не имел двух одежд. Если же кто-нибудь получал подношение, в тот же час раздавал нищим. Они наполнили себя священными сочинениями и воспламенены были любовью к Священному Божественному Писанию.

Оттуда он отправился со своими любознательными учениками в благодатный свой престол св. апостола Евстафия и в течение восьми дней отдыхал. А затем призвал к себе своих учеников и в торжественной обстановке вручил им [вардапетский] жезл, [предоставляющий им] право проповедовать по всей земле Евангелие Христово не только христианам, но и всем иноверцам. Он учил их никого не бояться и не утаивать мыслей Св. Писания, а открыто проповедовать истину. «На протяжении всей своей жизни, – [говорил он], – изнуряйте себя постами и молитвами. Свой день проводите в кротости и смирении. Вы обязаны пожертвовать своею жизнью за правду. И уста ваши да не изрекут никогда лжи». И много другого наставлял он делать или не делать. «Смело проповедуйте, – говорил он, – истинное учение первых Святых Отцов в борьбе с противниками». И много другого назидательного завещал он своим ученикам. Когда же заболел, приказал литургию служить ученикам, а сам пел псалмы, на всем протяжении [пения] восьми канонов оставаясь на ногах. За всю свою жизнь он не знал ни дня отдыха. И вот св. вардапет истины Григор совершил животворящую службу Господу нашему Иисусу Христу. По окончании [службы] приступил к молитве и, вторично призвав своих учеников, благословил и повторил те же наставления, сказав: «Вот призывает меня призывающий [всех] Христос, и настал час моей смерти. Я отправляюсь к заступнику моему, Григору Лусаворичу нашему и ко всем нашим вардапетам. Братья мои, кои были рядом со мной при моем подвижничестве, да причислит вас в будущей жизни Христос вместе со мной к сонму правоверных вардапетов, сидящих одесную Троицы, Единородного Сына Иисуса Христа». Сказав это, он приподнялся на подушке и произнес: «Славлю тебя, Христос Иисус, Слово Божье, в час мой пославший отдохновение от многих трудов». Вымолвив это, блаженный вардапет Григор Татеваци отдал Богу свою чистую душу в праздник первомученика Степаноса, в 859 [1410] году нашего летосчисления, во славу Христа. И отправился в Верхний Иерусалим к сонму ангелов последователь Григора Лусаворича, богослов – к богослову. И, подняв его святое тело, с псалмопением и благословениями положили в могилу в украшенном милостью [Божьей] и всехвальном престоле св. апостола Евстафия. [Его могила] по сей день совершает много чудес. Память его да будет благословенна. И да смилуется его молитвами Господь наш Христос над нами и над всеми христианами, особенно же над получателем сего сочинения.

Григора Ходжамаловича Халдаряна (1732-1778), пионер армянского типографского дела в северной столице России. Земляк Лазаревых, уроженец Джульфы, Халдарян в поисках сносных условий жизни уехал в Индию, где занимался торговлей, затем обосновался в Лондоне и увлекся книгопечатанием. Через десять лет, в 1779 г. он перебрался в Россию «с благим намерением завести там армянское книгопечатание и в короткое время, приведя его к совершенству, он не смог даже воспользоваться плодами своих трудов», – как гласит эпитафия, сочиненная его вдовой Е.З. Халдарян.
Решив поставить дело в русской столице, Халдарян нашел себе деятельного покровителя в лице архиепископа Иосифа и в 1783 г. в одном из домов при церкви Св. Екатерины (№40) основал первую армянскую типографию в России. По его заказу в Голландии с большим трудом изготовили десяток армянских шрифтов. Все необходимое для работы типографии Халдарян перевез типографию в Петербург, решив издавать религиозные и исторические книги. За пять лет Халдарян успел выпустить несколько книг преимущественно религиозного характера. Первым изданием стали сочинения одного из столпов армянской средневековой литературы – католикоса Нерсеса Шнорали (ХII в.).

Второе издание носило исторический характер: это была книга автора V века – архимандрита Егише «О Вардане и войне Армянской», посвященная национально-освободительной войне христианской Армении с Персией. Одним из лучших петербургских изданий Халдаряна, связывавшего будущее армян с Россией, стал составленный им же первый словарь «наиизбраннйших слов из бездонного моря языка русского народа», выпущенный в 1788 г.
Халдарян был не только издателем, но и переводчиком, языковедом. Он впервые в России составил и издал в 1788 г. армяно-русский словарь. В издательстве Халдаряна увидели свет русские переводы трудов по истории Армении, напечатанные в типографии Шнора. Переводы принадлежали перу Варлама Ваганова, в 1784 г. получившего звание капрала лейб-гвардии конного полка и ставшего подпоручиком через два года. Ваганов пользовался покровительством и доверием Аргутинского и Лазарева, являлся переводчиком их официальных писем. Перу Ваганова принадлежит перевод полного текста «Краткого исторического и географического описания царства Армянского» видного деятеля индийской армянской колонии Шаамира Шаамиряна. Ваганов же перевел изданный отдельной книжкой эпилог «Истории Армении» Мовсеса Хоренаци (V в.). Перевод «Истории» он не без дальнего прицела посвятил фельдмаршалу «светлейшему князю Г.А. Потемкину-Таврическому», что было продиктовано стремлением привлечь внимание российского двора к политическим судьбам Армении.
На издание подписались виднейшие российские политические, религиозные и общественные деятели, в числе которых митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил, канцлер А.Р. Воронцов, князь А.А. Безбородко, граф А.П. Шувалов, президент императорской Академии Художеств А.И. Мусин-Пушкин, президент Российской Академии наук княгиня Е.Р. Дашкова, полководец А.В. Суворов и многие другие видные вельможи и сановники своего времени. Не забыл дальновидный Ваганов подчеркнуть и освободительную миссию России, на которую возлагали надежду христианские народы Закавказья.

На обороте титульного листа переводчик поместил свой небольшой стихотворный опус:

Богатством, древностью и храбростью героев,
Что в римских некогда родили битвах воев,
Премножеством премен прославлена страна,
Армения се днесь лежит расхищена,
Но вопль ее врагов насильством извлеченный,
Достиг уже пред трон Российский освященный.

Ранняя смерть оборвала плодотворную деятельность Г.Х. Халдаряна. Он ушел из жизни, но его вдова Екатерина (Катаринэ) Захаровна не жалела усилий и средств для достойного продолжения дела своего супруга-подвижника. Она завершила издание словаря Халдаряна и вошла в отечественную историю как первая армянская женщина-издатель. Одним из интереснейших изданий Е.З. Халдарян стала выпущенная в 1788 г. в Петербурге популярная «Книга, содержащая в себе ключ познания, букваря, словаря и некоторых правил из нравоучения», составленная Клеопатрой Сарафовой, дочерью богатого астраханского судопромышленника и владельца шелковой фабрики Мовсеса Сарафяна, переселившегося в Петербург в 1780 г.

Это уникальное издание, предназначенное для юношества, состояло из армянского и русского букварей, указаний их фонетических соответствий, пособия по русскому и армянскому произношению, армяно-русского и русско-армянского словарей с параллельным воспроизведением около двух тысяч слов, а также разговорника и приложений, посвященных христианской морали «в пользу малолетнего юношества всех желающих сему обучаться». Заключительный раздел книги вобрал в себя изречения древних мыслителей. Труд Сарафовой остался в истории как первый учебник русского языка для армян. Сегодня некоторые из халдаряновских изданий, которые стали библиографической редкостью, в Петербурге имеются только в Национальной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина.
Не кто-нибудь, а именно Екатерина Захаровна Халдарян усыновила будущего известного литератора Арутюна Аствацатуровича (Артемия Богдановича) Араратского, так много сделавшего в сфере русско-армянского культурного общения. 22-летний молодой человек из Вагаршапата, преодолев тяжелейшие жизненные невзгоды, 17 августа 1797 г. поселился в Петербурге и впервые в жизни принялся изучать русский язык. Сведений о жизни Артемия Араратского крайне мало. В документе, датированном 15 июня 1815 г. он именует себя «коллежским секретарем», а умер в чине действительного статского советника.

Его книга «Жизнь Артемия Араратского», изданная в 1813 г. в Петербурге и ставшая первым трудом, знакомящим русского читателя с армянской действительностью ХVIII века, преследовала цель ознакомления русской общественности с бедственным положением Армении. Надо сказать, своей цели автор достиг: его книга была известна таким людям, как Пушкин и Грибоедов; ее перевели на немецкий, английский и грузинский языки.